Большой июнь, 17: серые славки и дятел

Маленькая фотопробежка в полдень по вчерашнему маршруту возле заводи с ивняком. Курочка на месте, чуть переместилась; не тревожа её, уделила на этот раз почти все свое внимание небольшому кусту в низине у берега с маленькими певчими пташками — серыми славками. К пасторальной радости забравшейся сюда бабули с пледиком и книжкой, территориально недалеко, но совершенно непролазно для меня, таился в прибрежной растительности трескунчик-барсучок, выводя свою прекрасную трескуче-скрипучую громкую мелодию — на мой вкус, не уступающую классической романтичной соловьиной трели.

Серая славка с гусеницей в клюве

Серая славка с гусеницей в клюве

Читать полностью

Большой июнь, 16: по течению реки

Обезлюдивший из-за похолодания и только что прошедшего дождя строгинский берег Москва-реки. Утиные ясли в заросшей маленькой заводи всё еще на месте; секунду назад драпавшая во всю прыть пятнисто-пушистая восьмёрка меняет курс на 180, бойко реагируя на прикорм. Итак, вторничные утята:

gwenynbore_vyvodok utyat

gwenynbore_utyata_16.06

gwenynbore_vyvodok

 

Читать полностью

Большой июнь, 15: гроза

Прибрежная зона реки Десны, Новая Москва, три часа дня — накануне грозы, тихая, непрозрачно-коричневая, почти стоячая вода. Маленький, около 15 см, пугливый уж.

gwenynbore_snake

gwenynbore_snake2

Читать полностью

Большой июнь, 14: варакушки и пустельга

Окрестности деревни Жуковка, Новая Москва, бывшее кормовое, теперь просто запущенное небольшое поле. Самец и самка варакушки поблизости от своего гнезда в кустах:

gwenynbore_varakushka

gwenynbore_varakushka_male

gwenynbore_warakuschka

gwenynbore_varakushka_female

Читать полностью

Большой июнь, 13: птицы в Щукинском парке

Щукинский парк, после полудня. Огромное количество шебуршащихся в палой листве дроздов; за час охоты подняла или просто приметила издали десятки этих птиц. Некоторые заняты поиском червей для слетков-иждивенцев. Весь лес звенит птенцами синиц и дроздов, но нам удалось выцелить также семью поползней с одним-единственным крохотным птенчиком, молодую трясогузку, самостоятельно добывающую пропитание, а еще встретить парочку зябликов (их не столь задорные, как в апреле, трели ещё время от времени раздаются).

Трясогузка выслеживает добычу на парковой дорожке

Трясогузка выслеживает добычу на парковой дорожке

Читать полностью

Большой июнь, 12: «пристрел»

Получасовой вечерний маршрут вдоль прибрежной зоны реки Москвы в Строгино. Несмотря на начинающееся, с характерным шашлычным запашком, «Мафией», музоном и т.п., массовое народное празднование, удалось настрелять несколько видов птиц, некоторых наблюдая с птенцами.

В небольшой укромной заводи возле ивняка — утиные ясли. Здесь пока отсиживаются самые юные выводки из тех, что нам удалось встретить.

gwenynbore_birdy

 

Читать полностью

Рецензия на книгу «Из прошлого Москвы (Записки старожила)»

Питая слабость к разного рода краеведческой литературе и, в особенности, литературе о старом московском быте, не могла пройти мимо «нового» имени.

Итак, Дмитрий Иванович Никифоров — бытописатель жизни Москвы и, в частности, некоторой прослойки (той, что повыше) столичного общества, наблюдающий её на протяжении более полувека — с дореформенной поры до начала эры электричества. Фактически, эта книга — небольшой, нескучный, местами поучительный набор очерков, живых, с изрядной долей аналитики, собственных оценок, весьма пристрастных, в силу личного присутствия и переживания самим Дмитрием Ивановичем. А человек он был, как видно, с языком порой колким, ядовитым и простоватым, а на социальной лестнице стоял далеко не последним, и опыт имел большой, и знакомства соответствующие. Вот что заметно и приятно: рассуждает Никифоров с мудростью и дисциплиной мужчины и, того больше, офицера в действительности только о том, с чем непосредственно сталкивался в жизни сам, так сказать, эмпирически. Порой его почти грибоедовское клеймение и откровенное измывательство над, например, тщеславием частных балоустроителей, или (вот эту главу взять целиком — да, кхм, репостить, репостить!…) раболепством «нашей бесцветной интеллигенции» перед всем иноземным вызывали у меня не раз широкую довольную ухмылку и желание поставить жирный восклицательный значок на полях.

Спорить с нашими культуртрегерами невозможно, — их не убедишь. Когда они не имеют физических доказательств, то вместо них кидают вам фразу: «Весь свет живет так, почему же мы будем исключением?» У нас какую бы нелепость ни придумали, но раз объявят, что это принято за границей, все преклоняются и подчиняются нововведению.

Читать полностью

Бобренево. Старое и новое

Бобренево (любое из них двоих) — деревня в пешей доступности от коломенского Кремля. Бобренево старое — деревня побольше и с очень древним монастырём в окружении живописных лугов.

6546436
До монастыря дойти пешком от Кремля и дальше, по новому разводному мосту через Москва-реку, около получаса, за пять минут — на велосипеде. Если проходит баржа, как дурак постоять-подождать с велосипедом на разведенном участке моста, пока тикает время прокатной аренды. Новая асфальтовая дорога к Бобреневу тихая, можно шагать по разметке и лениво постреливать фоторужьями под отдаленные звуки мотора кукурузника («эй, смотри, вон там Якубович взлетает!»), не особо опасаясь встречки. Тишина подвижна — кусты по обочинам шевелит возня цикад и пташек, стремительно меняется конфигурация облаков; человека почти нет. С нехорошим предчувствием разглядываем асфальт — прошлым летом гуляя тут, натыкались на мрачные знаки, пыльные оттиски воробьёв.

Читать полностью

trash

gwenynbore.com_radio  gwenynbore_radio

Старый и пыльный приёмник «Ленинград» был снят с полки в последний этим летом приезд на дачу. Аппарат заслуженный: экспортный, изготовлен к юбилею советской власти (имеется соответствующий красно-золотой значок), до сих пор находился в рабочем состоянии. Притащила на верхний этаж, на максимум выдвинула антенну, собрала пальцами пыль и приготовилась ловить звуки других миров. Первый и последний пойманный звук был нечленораздельным орочьим рыком трэш-металл группы Мешуга (в переводе с иврита значит «сумасшедший»). Минуты две это дело извергалось из нашего домика на соседние участки, а потом умолкло по причине сгорания конденсатора. Как-нибудь дойдут руки — сменим, вроде, не совсем уж антиквариат с невосполнимой начинкой.

 

Из книги Забелина

Кунцово и древний Сетунский стан. Исторические воспоминания. М., 1873

открытка Щукино

Читать полностью

the tapir

Скетчи для «портфеля». Тапир-стикер в  так и не всплывшем проекте «Не тормози».

Читать полностью

Кин-дза-дза!

Подмосковье, конец лета, отпуск. Прогулка по карьеру, полному великолепнейшего пудрового песка, пепелацев и ласточкиных гнёзд. Fuji Velvia 100 в обойме.

2  6_up

 

Читать полностью